Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 30.07 73.19 -0.4184
EUR 30.07 86.86 -0.0549
Архив номеров

В боях за освобождение Ельни

2014-05-08

… В августе 1943 года армия приняла участие в наступлении в районе Ельни, на смоленском и оршанском операционных направлениях. Капитан И.М. Третьяк участвовал в этих боях в качестве командира стрелкового батальона 90-го стрелкового полка.
10 августа 1943 г. командующий 10-й гвардейской армией генерал-лейтенант К.П.Трубников ввел в бой на ельнинском направлении свой резерв – 29-ю гвардейскую стрелковую дивизию. К утру 12 августа дивизия заняла опорный пункт противника на шоссейной дороге северо-западнее населенного пункта Гнездилово. К 13 августа фашистская оборона была прорвана дивизией на всю глубину.
Три месяца напряженной учебы в прифронтовой полосе дали свои результаты, наилучшим образом дополнили боевой опыт солдат и офицеров. Гвардейцы атаковали решительными бросками, следовали за разрывами снарядов своей артиллерии, не задерживались в первых линиях вражеских траншей, устремляясь в глубину. Когда же противник предпринимал контратаки, гвардейцы залповым огнем с коротких дистанций уничтожали фашистские цепи, принуждая их к отступлению.
В самом начале боев на ельнинском направлении батальон капитана Третьяка вместе с другими подразделениями дивизии, после стремительного выдвижения в глубь обороны противника, завязал упорные кровопролитные бои за деревню Вава Ельнинского района Смоленской области. Во время немецкой контратаки группы вражеских автоматчиков вклинились между боевыми порядками батальона и его командным пунктом (КП). В малонадежном, наскоро оборудованном в ходе боя КП осталась горстка бойцов: несколько воинов из штаба батальона во главе с командиром – капитаном И.М.Третьяком, командир приданного артиллерийского дивизиона 62-го гвардейского артиллерийского полка 29-й гвардейской стрелковой дивизии майор Владимир Шувалов с двумя разведчиками и полувзвод связи. Этими силами пришлось занять оборону на пологой высоте, на которой и был сооружен КП батальона. Выручило только то, что, закрепляясь на высоте, а потом и во время боя, солдатам все же удалось отрыть окопы полного профиля. Аксиома «окоп – крепость солдата» была к тому времени хорошо усвоена, испытана на практике.
Бой, который вели в это время бойцы разных подразделений 29-й гвардейской стрелковой дивизии, был слишком неравным по силам и тактическому положению – враг вот-вот мог броском навалиться на обороняющихся бойцов и уничтожить их в решающей схватке.
Посоветовавшись с В. Шуваловым, И. Третьяк решил вызвать огонь своей артиллерии на себя. Когда связисты наладили радиосвязь, капитан Третьяк в переговорах с командиром 29-й гвардейской стрелковой дивизии А.Т. Стученко попросил направить огонь дивизионной артиллерии на свой КП, а майор В. Шувалов передал артиллеристам на огневые позиции данные для артогня, под прикрытием которого Третьяк собирался вывести бойцов из окружения. Когда неимоверный грохот снарядных разрывов от огня нескольких десятков артиллерийских орудий, сосредоточенных для наступления артполков, накрыл лежащую впереди и по флангам территорию, горстка бойцов во главе с Третьяком бросилась из своего окруженного врагом КП. Путь длиной в несколько сот метров и ценою в жизнь был преодолен. Достигнув железнодорожной насыпи, воины перевалили через нее и оказались рядом со своими однополчанами.
Через несколько дней, 15 августа, в том же районе деревни Вава Третьяк вместе с майором Шуваловым, каждый со своего наблюдательного пункта, находящихся друг от друга в 50 метрах, проводили рекогносцировку вражеских позиций: изучали район предстоящих боев, систему обороны противника, определяли его огневые точки, которые необходимо подавить в ходе атаки. Двадцатилетним офицерам смелости и удали было не занимать, но иногда молодецкая дерзость и удаль переступали черту благоразумия. В тот раз молодые офицеры пренебрегли маскировкой, уселись на бруствере траншеи и, конечно, были тотчас обнаружены противником и накрыты прицельным артиллерийским огнём. Оба получили контузии и осколочные ранения. Лишь в госпитале бесшабашные молодые офицеры в полной мере осознали свою ошибку.
Много лет спустя Иван Моисеевич вспоминал об этой своей эвакуации с передовой: «Так совпало, что меня несколько раз эвакуировала с поля боя одна и та же собачья упряжка. Сильная и умная овчарка по кличке Пальма дышала мне в лицо и пыталась облегчить мои страдания прикосновением шершавого и теплого языка.
Санитарные собаки работали порою на переднем крае с такой ловкостью, которая не всегда была доступна людям. Это вполне понятно: там, где человеку было не пройти, легко могла пролезть собака. Особенно на заминированных врагом полях.

И всякий раз меня поражали выучка и находчивость четвероногих наших друзей. На поле боя среди трупов лежало немало раненых, в груди которых еще теплилась жизнь. Человек порою мог и не обнаружить такого раненого, а собака безошибочно отличала живого от мертвого. А как правильно ориентировались четвероногие друзья в обстановке боя, когда тащили на своей волокуше раненого воина! Например, Пальма тащила меня во время сильного артиллерийского налета противника. Разрывы ближе – она в свежую воронку, гул обстрела дальше – она бегом по полю во всю прыть. Будь моя воля, я поставил бы памятник армейской служебной собаке...».
29-я гвардейская стрелковая дивизия за время боев на подступах к Ельне была обескровлена. К тому же, после непрерывных боев и преследования противника люди смертельно устали. В ночь на 19 августа 1943 года дивизия была выведена в леса близ станции Павлиново в резерв командарма для пополнения и отдыха.
28 августа 29-я гвардейская стрелковая дивизия была введена командующим 10-й гвардейской армией генерал-лейтенантом К.П.Трубниковым в бой, и 30 августа, уничтожив фашистские войска на западном берегу реки Угра, с трёх сторон прорвалась к Ельне. Чтобы развить успех, достигнутый войсками 10-й гвардейской армии, командующий Западным фронтом генерал армии В.Д.Соколовский ввел в прорыв 2-й гвардейский танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск А.С. Бурдейного.
Близ Ельни разгорелся упорный бой. Фашисты построили укрепления, замаскировали их и долго отстреливались. А когда наши части перешли в наступление, фашисты выгнали из домов всех женщин и детей и поставили их перед своими окопами. Вот таким образом «защищали» свою шкуру представители «цивилизованной» Европы!
Завязались уличные бои, и к восьми часам вечера Ельня уже была отбита и занята советскими бойцами. 30 августа командир дивизии А.Т.Стученко был назначен начальником Ельнинского гарнизона. Но на другой день противник предпринял жестокую авиационную бомбардировку освобождённого русского города с одновременной контратакой пехотными подразделениями.
Освобождение Ельни представляло собой, с военной точки зрения, большой успех. 10-я гвардейская армия во взаимодействии со 2-м гвардейским танковым корпусом овладела оперативно-важным крупным узлом дорог и оперативным пунктом обороны противника на смоленском направлении. За бои по освобождению Ельни 29-я гвардейская стрелковая дивизия получила почетное наименование «Ельнинская». В начале сентября дивизия была выведена в армейский резерв.

 

1860

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom