Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 10.04 77.17 0.0646
EUR 10.04 91.78 0.1617
Архив номеров

«...Я большой охотник до садов и растений»

2020-10-23

Около Иерусалима была «Долина роз Соломона». Висячие сады Семирамиды в Вавилоне – одно из «семи чудес света» древнего мира – славились гигантскими и карликовыми деревьями и чудными цветами. Иран был известен как Гюлистан (роза), а столица древнего Ирана называлась Суза (город лилий). В Китае любимыми цветами были розы и хризантемы. В Индии главным цветком была роза и лотос.
Сады и цветы у древних русских занимали особое место. В Москве и Подмосковье в XIV веке сады славились огромным количеством благоухающих цветов. Крутицкий сад отличался богатством и роскошью цветов.
В саду Московского Кремля в XVI – XVII веках и в других садах Москвы выращивались пионы махровые, мальвы алые, орлик (аквилегия), фиалки лазоревые и жёлтые, касатик, тюльпаны, гвоздики душистые и репейчатые и многие другие виды. Цветам много уделял внимания Пётр I. В 1704 году царь приказал «прислать в Санкт-Петербург всяких цветов из Измайлова, а больше тех, которые пахнут». Цветы являлись неотъемлемой частью декоративного оформления дворянских домов и усадеб. Ими летом украшались балконы, лестницы, крыльца, многочисленные клумбы и рабатки, дорожки.
На Смоленщине в XIX веке было 2,5 тысячи дворянских усадеб. Известными и прекрасно обустроенными были имения Глинок: Новоспасское, Шмаково, Лучеса, Сухой Починок, Руськово. Многие поколения Глинок отличались тонким художественным вкусом. Детство и отроческие годы М.И. Глинки прошли среди деревенской природы, рядом с умными и любящими родственниками. С юных лет он видел красоту окружающего его мира, восторгался всем, что привлекало его внимание, ценил всё необычное и изящное.
В 8 верстах от Новоспасского было имение его дяди Афанасия Андреевича Глинки Шмаково. Это имение сыграло особую роль в эстетическом воспитании юного Глинки. Дядя будущего композитора старался превратить свою усадьбу в цветущий оазис. Роскошные цветники и клумбы, оранжереи, каскад прудов, редкие растения восхищали гостей Афанасия Андреевича. Пруды украшали пёстрые цветочные партеры. Михаил вместе с родителями часто бывал в Шмакове, слушал оркестр дяди из деревенских музыкантов, любовался великолепием усадьбы, всё это производило на его впечатлительную натуру неизгладимое впечатление.
Будучи уже известным композитором, приезжая в Новоспасское, Михаил Иванович всегда посещал Шмаково. Позднее в этом имении жил двоюродный брат композитора Николай Иванович Глинка с семьёй. Его внучка Александра Всеволодовна Глинка-Павлова вспоминала: «… На подоконниках буйство зелени и цветущих растений, благоухание стефанотиса, настурции и редких цветов для здешних мест». Среди этой дивной красоты в Шмакове росла матушка композитора Евгения Андреевна. Иван Николаевич привёз молодую супругу в простое и в то время ничем не примечательное имение Новоспасское. Горячая любовь Ивана Николаевича к молодой жене проявилась в том, что он постарался перенести в Новоспасское всю окружающую её в девичестве шмаковскую обстановку. За образец устройства усадьбы в Новоспасском он взял Шмаково. Опыт содержания оранжерей, цветников, усадьбы в целом был перенесён отцом композитора в родное Новоспасское. Поистине бесценные воспоминания об усадьбе сестры Михаила Ивановича – Людмилы Ивановны Шестаковой, которая часто гостила в родном имении. Она с любовью писала: «… Цветочный сад простирался в окружности более 6 вёрст. Прямо от балкона шёл покатый большой луг к реке. Огромный сад был весь усеян цветами; фонтаны, каскады, островки, полуостровки с разными причудливыми мостиками; галереи, беседки были со вкусом окрашены и убраны вьющимися цветами. Неожиданности попадались на каждом шагу: то какая-нибудь арабеска с невиданными цветами, то мостик, которого не ожидаешь. Но любимым местом отца был «Амуров лужок». Ему вздумалось весь луг засадить разными великолепными розанами, а в середине лужка поставить статую Амура. Цветочный сад находился со стороны фасада с балконом. К празднику Пасхи приносили постоянно большие горки – из лестниц с обеих сторон, ставили их у балконов в комнатах и уставляли цветами и растениями из оранжерей. Садовники следили за ними, а когда делалось тепло, ими убирали балконы. Отец мой, по справедливости, гордился имением. Сад и цветы приводили в восторг всех посещавших его. Он выписывал растения, кусты, семена и луковицы из Риги, Петербурга и даже из-за границы. Цветы были его страстью до самой последней минуты его жизни; больной уже, он просил уставить его комнату растениями и цветами».
Всё царство цветов создавалось любовью и заботой хозяев Новоспасского и их крестьян. Всю эту красоту наблюдал Михаил Иванович, приезжая в родное имение из Петербурга или из-за границы «… У нас здесь рай земной, погода превосходная. Здесь часы и дни проходят приятно», – с восхищением и гордостью писал композитор приятелю Н. Степанову.
Ещё об одном прекрасном имении, в котором бывал композитор, необходимо упомянуть. Это Лучеса (ныне Починковский район). Эта усадьба по наследству досталась другому дяде композитора, Ивану Андреевичу Глинке. Она была подарена Глинкам в середине XVII века царём Алексеем Михайловичем и переходила из поколения в поколение. Иван Андреевич образцово вёл сельское хозяйство. Его усадьба, по свидетельству современников, славилась оранжереями с розами и бегониями.
Современница Глинок Мария Николева вспоминала: «… В имении Лучеса гостей восхищали оранжереи, полные прекраснейшими розами; особенно были хороши бегонии тёмно-красные на высоких штамбах до двух сажень роста». И.А. Глинка возил свои роскошные цветы на выставку.
В имении Руськово Ельнинского уезда жила старшая сестра композитора Пелагея. Её муж Яков Михайлович Соболевский был успешным хозяином. От Пелагеи ему передалась любовь к цветам и саду. В Руськове, как вспоминал современник, «неожиданно поразит и очарует вас богатство цветов всех возможных родов, процветающих как будто под приветливым небом родины со всею роскошью, прелестью и ароматом, наполняющим воздух. Все они расположены в саду с изящным вкусом, с поэтическим мастерством и содержатся в примерном порядке».
Эту чету композитор искренне любил, бывая на Смоленщине, гостил в Руськове и наслаждался этой дивной красотой.
У сестры М.И. Стунеевой с мужем Дмитрием Степановичем было несколько поместий в Ельнинском уезде: Сухой Починок, Сазонов Починок, Проверженка. Сухой Починок, где находился господский дом, был «прекрасно обстроен и со всеми выгодами, доказывающими изящный вкус его». В это имение Михаил Иванович приезжал слушать пение крестьян и всегда высказывал своё восхищение к их таланту.
В Починке жил дядя композитора Дмитрий Николаевич Глинка. Это имение было одним из культурных гнёзд Смоленщины. Здесь Михаил Иванович останавливался при приезде на Смоленщину. Там долгое время жили Глинки и также, как все поколения, содержали имение в отличном состоянии.
С детства всем детям Глинок было привито чувство прекрасного. Видя с каким усердием и любовью обустраивалось отцом их родное Новоспасское, в своих имениях сёстры композитора старались создавать красоту.
Композитор много путешествовал. Бывал в Италии, Франции, Германии, Испании. В каждой из этих стран он для себя отмечал достопримечательности, красоту и необычность разных мест. Никакая деталь не ускользала от его любопытного взгляда. Тонко чувствующий прекрасное и изящное, никогда не оставался равнодушным к красоте природы, к тому, что всегда волнует и восхищает творческого человека.
В письмах к матери он восторженно делится своими впечатлениями от увиденного. Везде его привлекают цветы, сады, необычные растения. В Риме композитор любовался померанцами, лимонами, оранжерейными растениями, шалфеем и другими ароматическими растениями.
Из Парижа писал Евгении Андреевне: «… В Париже моё любимое место Ботанический сад, там зверинец, множество птиц и чрезвычайных растений, живописные окрестности, театры».
Но более всех стран Михаила Ивановича очаровала и восхитила Испания. Он там прожил «два года лучших в жизни», посетил разные города и провинции. Везде находил усладу для глаз и сердца. Искренне благодарил матушку за возможность посетить эту чудесную страну.
«… Не знаю, как благодарить вас, милая маменька, – я ожил при виде этой восхитительной природы. Почти весь путь я любовался на прелестные и восхитительные виды. Дубовые, каштановые рощи, фруктовые деревья в цвету, хижины, окружённые огромными розовыми кустами. Всё это походило на английский сад, нежели на простую сельскую природу», – писал он в Новоспасское. В Испании Михаил Иванович посещал разные города: Мадрид, Севилью, Гранаду, Мурсию, Вальядолид. Из каждого города и провинции шли письма матушке и родным на Смоленщину с описанием всех красот этой благословенной страны.
В январе 1846 года из Гранады писал: «… Хотя по счёту мы теперь в самом зимнем месяце, здесь время совершенно весеннее. Некоторые фруктовые деревья, как-то миндальные и абрикосовые, уже приготовляются к цвету. Фиалки, розы, нарциссы, левкои, гиацинты и другие цветут, как в мае».
Местоположение Гранады, по его словам, великолепно. «Здесь растут оливковые деревья, пальмы, лавровые деревья, кактусы, апельсиновые деревья, цветы и растения всех сортов».
«… Я часто думаю о вас, о матушке, о том изумлении, которое в вас вызвала бы эта восхитительная природа, если бы волшебной силой вы могли бы перенестись из снегов России в эту страну цветов и солнца», – писал композитор зятю В.И. Флёри.
Андалусия, южная провинция Испании, где нет зимы, по мнению Михаила Ивановича, «бесспорно принадлежит к числу самых благословенных стран Европы. На каждом шагу встречаешь растения оранжерейные, олеандры, лавры, кактусы, алоэ, цветы всевозможных видов. Пальмы, померанцы, гранатовые деревья круглый год пленяют взор свежею и постоянною зеленью».
В Вальядолиде композитора очаровали превосходные розы и лилии, которые растут на открытом воздухе.
В Мурсии, гуляя по прелестной долине, Михаил Иванович на каждом шагу встречал хижины, окружённые виноградными плетнями и цветами, любовался всевозможными оранжерейными растениями на открытом воздухе.
Восхищаясь цветами и диковинными растениями, признавался матушке: «…Вам известно, что я охотник до растений и садов». Но, созерцая здешнюю красоту, он помнил и родную усадьбу. Из Гранады писал матушке: «… Теперь здесь то же, что у нас в это время в оранжерее, – персиковые и другие фруктовые деревья в цвету, фиалки, гиацинты, анемоны и множество других цветов наполняют воздух ароматом».
Сестре Л.И. Шестаковой пишет: «… прошу приказать приберечь в оранжерее несколько (штук 20) померанцев, лимонных и миртовых дерев в аршина полтора, также кактусы grandiflora. Таковые, увязав как знаешь, препроводить в Питер для моего птичьего заведения».
В нескольких письмах настоятельно просит сестру найти для отдыха в пригороде Петербурга удобное жильё. «… Давно, очень уже давно я мечтаю о домике с садиком, но с садиком за домиком». В зрелые годы он уже устал от путешествий и искал спокойствия и уединения.
Возвратясь из-за границы, живя в Петербурге, композитор посещал императорские оранжереи на Аптекарском острове. По его мнению «они были лучше устроены и богаче большими пальмами и другими тропическими растениями, нежели парижские оранжереи в Ботаническом саду. Эти оранжереи так хороши, что удивили Леонову (ученица Глинки, певица)».
Цветы и всевозможные растения были его страстью и любовью до последних дней. Будь то нежная неприметная незабудка, простой полевой цветок или роскошная роза – они одинаково его трогали и восхищали. Букетик скромных луговых цветов, собранных в родном парке в Новоспасском, был ему не менее дорог, нежели букет из восхитительных роз или лилий. Эту любовь к прекрасному композитор пронёс через всю свою жизнь, с детских лет, из родной усадьбы в Новоспасском.
И сейчас в его любимом имении цветут розы (нынче высадили 120 кустов сортовых роз разнообразных оттенков), петунии, амаранты, бархатцы, георгины, виолы и полевые цветы.
Дом Глинок, как и в прежние времена, радует посетителей разнообразием цветов. Добрая традиция сохраняется в память о прежних обитателях этой усадьбы.
В Смоленске, в парке Блонье, 135 лет назад был открыт памятник нашему знаменитому земляку. Бронзовая фигура М.И. Глинки стоит на высоком пьедестале. Внутри уникальной решётки вокруг памятника с ранней весны до поздней осени полыхают цветы. И в своём бессмертии Михаил Иванович окружён цветами, как и в жизни.
Часто благодарные земляки приносят букеты к подножию памятника. Память о великом человеке и музыканте живёт в цветах.


Зоя Перепёлкина.
Музей-усадьба М.И. Глинки,
с.Новоспасское.

 

 

498

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom