Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 10.04 77.17 0.0646
EUR 10.04 91.78 0.1617
Архив номеров

Мы шли на смерть, чтоб ты жила, Россия!

2020-05-08

Добрый учитель, сестра милосердия, самоотверженный первогвардеец, преданный друг и однополчанин, заботливая мать – все эти качества воедино слились в душе простой русской женщины Евгении Захаровны Кожемякиной.
Удивительный, неистощимый в своём энтузиазме человек. Порой до ста писем в месяц от родных и близких погибших и пропавших без вести солдат с просьбами, благодарностями, рассказами о жизни приносил в её дом почтальон. И ни одно не осталось без ответа.
«Прошу принять мой земной поклон Вам…», «Горжусь Вами. И полюбила, как родного человека…», «Какая же Вы замечательная…», «Благодарю судьбу, что дала возможность познакомиться с Вами…», «Привет и низкий поклон людям из легенды…», «Спасибо Вам, что Вы продолжаете и сейчас свой подвиг, воспитывая детей на боевых традициях»…
Невозможно без слёз читать строки из письма, написанного П.Конрадом из Рязани: «Дорогая однополчанка, Евгения Захаровна! Воины сорок первого года, на долю которых выпали самые трудные дни боёв, понимали всем существом, что они во что бы то ни стало должны отстоять Москву, Родину, мир на земле.
И ты тоже с честью защищала Родину с оружием в руках. Но главное, ты была сестрой милосердия для каждого раненого бойца. Ты перевязывала, тащила на себе, ради того, чтобы спасти воина.
Пусть Вам, дорогая, всегда светит тёплое, ласковое солнце на чистом небе нашей Родины».
А сама Евгения Захаровна к каждой знаменательной дате отправляла не менее семидесяти поздравительных открыток в разные уголки Советского Союза.
Наверное, не каждому человеку под силу изо дня в день вести такую огромную переписку. Один Бог знает, сколько нужно было этой женщине моральных и физических сил, чтобы прожить всю свою жизнь не расставаясь с Памятью.у танка
И хотя нашей мужественной и отважной землячки уже нет среди нас, я верю, что память о ней будет вечно жить в сердцах многих и многих людей.
А завтра была война…
Он был самым обычным, тот июнь 1941 года. Прозрачный воздух, пахнущий свежей росой и разнотравьем, размеренное течение мирной жизни, зеленеющие хлеба на полях, перемежающиеся ярким цветением лугов…
…Солнечный воскресный день. Все жители небольшого смоленского городка Дорогобуж собрались на открытие нового стадиона. Играет духовой оркестр. Высокую стройную девушку с тяжёлыми косами пригласил на танец курсант артиллерийского училища. Они ещё не знают, что это их последний довоенный вальс…
…На Барнаульском стадионе праздник. Утро выдалось на редкость тёплое и солнечное – блестят трубы духового оркестра, задорно смеются на трибунах девчата в разноцветных косынках. Уже начались спортивные соревнования, трибуны рукоплещут первым рекордсменам. И никто пока ещё не ведает, что уже несколько часов, как началась война…
Получив пополнение из окрестных алтайских колхозов, 26 июня 1941 года 107-я стрелковая дивизия, оперативно погрузившись в железнодорожные эшелоны, начала свой путь на запад. Проехав Москву, 4 июля её подразделения высадились на станции Сафоново и пешим порядком двинулись в означенный район сосредоточения под Дорогобужем.
Сформированная в 1939 году в Алтайском крае, эта дивизия в ту пору по праву считалась одной из лучших в Красной Армии.
Бойцы 107-й Сибирской под командованием полковника Павла Васильевича Миронова до конца выполнили свой долг в тяжелейших боях на Ельнинском выступе.
За мужество, отвагу и героизм личного состава в боях под Ельней и Ушаковом, приказом наркома обороны СССР №318 от 26 сентября 1941 года она была преобразована в 5-ю гвардейскую.
К сведению читателей: из числа первогвардейцев с Ельнинской землёй связали свою жизнь два человека.
Одна из них, наша землячка, бывший санинструктор 5-й гвардейской дивизии Евгения Захаровна Кожемякина (в девичестве Лазурина), которая родилась и выросла в деревне Лугиново Глинковского района. Это всего в километре от деревни Рождество, где она прожила большую часть своей жизни и похоронена здесь же на сельском кладбище, рядом с мужем Алексеем Никифоровичем, тоже ветераном войны, и посвятившими свою жизнь гражданской авиации сыновьями Юрием и Алексеем.
После окончания Великой Отечественной войны приехал в Ельню, да так и остался здесь Иван Фёдорович Неудахин – бывший пулемётчик этого прославленного соединения, уроженец алтайского села Корболиха.
Нам время героев оставило память
Из письма ветерана 5-й гвардейской дивизии Владимира Алексеевича Шмонина следопытам Рождественской школы: «Под деревней Митино был жестокий бой. Санинструктор Женя, фамилии её не помню, находилась в цепи атакующих, перевязывала раненых, выносила их с поля боя. Она, ребята, ваша землячка, было ей всего семнадцать-восемнадцать лет. Узнайте, живая ли она. А если живая, то дайте знать, где она сейчас, как её фамилия…».
По стечению обстоятельств, это письмо прямиком попало в руки той самой Жени, Евгении Захаровны Кожемякиной – школьной учительницы, которая после войны всю себя отдала детям, ежедневно своим примером давая им уроки мужества и добра, служения людям и беззаветной любви к своей Родине.
– Жива я, жива! Держу в руках твоё письмо, – еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться в голос, воскликнула Евгения Захаровна.
В этот миг ей так сильно захотелось, чтобы и через тысячевёрстное расстояние её голос услышал капитан Шмонин – бесстрашный командир артиллерийской батареи. Окатившая её сердце горячая волна воспоминаний из сурового прошлого пронеслась перед глазами в образах уцелевших и погибших однополчан, эпизодах тяжких боёв, страшных фашистских бомбардировок, успешных атак на врага.
Тысячи бесценных документов, писем, открыток, фотографий – ярких свидетельств человеческих судеб, стекавшихся к ней из разных уголков нашей страны, сохранила Евгения Захаровна для будущих поколений.
Ветераны-первогвардейцы не только писали ей, но и часто приезжали в гости, чтобы в мирной жизни ещё раз побывать в незабываемых местах своей героической юности.однополчане
Бывшие ученики Рождественской школы до сих пор хорошо помнят приезд комиссара 347-го артполка 5-й гвардейской дивизии Василия Ивановича Тайкова. Вместе с ним они прошли по местам сражений этой боевой части летом и осенью 1941 года, побывав в районе деревень Николаевское, Никифорово, Дубовежье, Монино, Лугиново, Вязовка, Ушаково, Садки…
– Не женское это дело – воевать, – с горечью сказал ребятам на высотке у деревни Митино Василий Иванович. – А ваша учительница Евгения Захаровна была мужественным, смелым воином. Она не участвовала в штыковых атаках, не стреляла из пулемёта – она спасала раненых. В иной день она выносила с поля боя по пятнадцать – восемнадцать взрослых мужчин, перевязывала их раны, ласковым словом вселяла в них уверенность и надежду на поправку. Сотни бойцов она вернула к жизни, вернула в строй. А была она тогда совсем ещё молоденькой девчонкой…
Из воспоминаний Евгении Захаровны Кожемякиной: «В самый разгар боя, под разрывами снарядов, когда воздух был чёрным от дыма и поднятой вверх земли, под свист пуль и осколков я перевязывала раненых, спасая солдат и офицеров от смерти. О себе я не думала. Я любила и люблю свой народ и свою Родину.
Когда наша Родина оказалась в опасности, я не могла сидеть спокойно, и пошла на самый трудный участок, где были самые лучшие люди нашей страны.
Многие из тех ребят, что приехали тогда на Смоленскую землю из далёкой Сибири, остались лежать под Ушаковом в братской могиле. Многих удалось вернуть в строй.
В то время мне пришлось участвовать и в изгнании немцев из деревни Рождество, где когда-то училась в первом классе и прожила всю свою жизнь.
Воины-сибиряки дрались буквально за каждую деревню, и даже раненые не уходили с поля боя.
Не успеешь наполнить сумку бинтами, как она уже вновь пуста...
Я часто посещаю места тех кровопролитных сражений, приношу цветы к могилам известных и безвестных героев, ибо память о войне для каждого из нас, её участников, священна».
Первое боевое
крещение
В 1939 году Женя Лазурина получила диплом Дорогобужского педучилища и поступила на работу воспитателем в местную школу для глухонемых детей. Будучи от природы целеустремлённой, девушка решила продолжить своё образование в Дорогобужском пединституте, где перед самой войной вместе со своей подругой Лидой Фроловой закончила курсы медсестёр и получила значок «Ворошиловский стрелок».
Лето. Занятия в институте закончились, девушки успешно перешли на второй курс и с удовольствием возились с неугомонной ребятнёй – купались в Днепре, весело играли с детьми, работали на пришкольном участке. Настроение у всех было хорошее.
Страшное слово «война» внезапно ворвалось в жизнь 19-летней студентки Дорогобужского пединститута.
Директор школы получил приказ начать эвакуацию учащихся под Москву.
Жене разрешили взять с собой младших братишек и сестру, которые жили в деревне Лугиново вместе с дедушкой. Но добраться до места ей не удалось – деревню уже захватили фашисты. Девушка вновь вернулась в Дорогобуж.
Женя и Лида твёрдо решили – пойдём туда, где окажемся нужнее. В Дорогобужском райкоме комсомола им выдали санитарные сумки и девушки стали перевязывать раненых, которые днём и ночью шли по дороге из-под Смоленска.
Учитывая сложившуюся обстановку, райкомовцы начали готовить молодых девчат для работы в тылу врага.

Смелая и решительная Евгения вместе с Лидой Фроловой в августе 1941 года ушли добровольцами на фронт и были зачислены санинструкторами в миномётную роту, а затем в артиллерийский полк 107-й Сибирской стрелковой дивизии. Командовал ротой старший лейтенант Василий Воронин.
На всю жизнь запомнились девушкам страшные бои на Соловьёвой переправе. Через Днепр переправлялись наши войска, техника, беженцы, а фашисты ежеминутно обрушивали на них целую лавину разящего огня.
Из воспоминаний Евгении Захаровны Кожемякиной: «Переправа кипела, фашисты бомбили и обстреливали её беспрерывно. Раненых было много, мы едва успевали перевязывать их. Таким и было моё первое боевое крещение.
Бой был неравным. Фашисты установили на высоте миномёты и прицельным огнём били по переправе. Небо смешалось с землёй, но я в эти часы как будто и не слышала разрывов мин и снарядов, не чувствовала смердящего запаха горящих танков, орудий, брёвен. Зато хорошо слышала даже слабые стоны раненых. Они были справа, слева, впереди…».
Придерживая на боку медицинскую сумку, девушка ползла на доносящиеся отовсюду мольбы о помощи, наскоро перевязывала и оттаскивала бойцов в более или менее безопасное место. От крови и пота одежда на ней заскорузла, а когда не стало бинтов, она, не задумываясь, разорвала на себе сорочку…
И по прошествии многих лет Евгения Захаровна рассказывала о боях за Соловьёву переправу с неизменным волнением, словно и через пелену времени ей снова слышались душераздирающие стоны раненых бойцов.
Это было под Ельней
Через три дня их полк перебросили под Ельню, где в августе-сентябре 1941 года бойцы соединения приняли участие в ожесточённых боях по ликвидации Ельнинского выступа.
Санинструктор Женя – так ласково называли её бойцы, в дни самых жарких боёв постоянно появлялась на переднем крае, вытаскивая из-под огня раненых.
Строгая, но приветливая, она умела успокоить их: «Потерпи, вот перевяжу рану, помогу добраться до госпиталя. Там тебя подлечат, и снова вернёшься в строй».
Сдерживая слёзы, она убеждала даже самых безнадёжных: «Будешь жить, только вот до госпиталя доберёмся с тобой». Хотя в душе Женя хорошо знала, что многим из этих молодых ребят уже не суждено было выжить.
Из воспоминаний Евгении Захаровны Кожемякиной: «Находясь на передовой, я видела, как храбро бились советские воины и ополченцы в суровые годы войны, освобождая сёла района и город Ельню. В составе 107-й дивизии были люди разных национальностей, но они вместе сражались с общим врагом всего человечества – фашистами.
Враг был силён и коварен. Но наши солдаты и офицеры сумели своей грудью преградить ему путь, несмотря на численное превосходство немцев в живой силе и технике.
Враг рвался к столице нашей Родины – Москве. И сколько же надо было мужества, героизма и смелости, чтобы остановить продвижение противника на два месяца и освободить Ельню в 1941 году – в самый тяжёлый период той войны. Но советские воины смогли это сделать, за что и получили высокое звание гвардейцев».
Евгения Захаровна и через много лет помнила всех своих однополчан поимённо, стремясь сохранить подвиг каждого для будущих поколений.
В её памяти до конца дней сохранились страшные события, когда вклинившись в оборону противника и овладев сходу деревней Волосково, 586-й полк под командованием полковника Ивана Михайловича Некрасова оказался в окружении. Сам командир был ранен, но не покинул поле боя. Трое суток «некрасовцы» отважно сдерживали напор немцев. При поддержке других частей 107-й дивизии, артиллерии и авиации полк не только прорвал окружение, но и смял превосходящего врага, захватив при этом важный опорный пункт – железнодорожную станцию Нежода…
Лейтенант Василий Антонович Воронин в Никифоровском лесу был ранен в обе ноги, но продолжал руководить боем. Он погиб и уже после войны был перезахоронен в братской могиле, что в деревне Ушаково…
Автоматной очередью прошило ноги сержанту Василию Шапкину. Нужно было оказать ему помощь, но кругом шла беспрерывная перестрелка. Тогда Женя ползком подобралась к раненому, сняла с него сапоги, а т.к. бинтов не хватало, то перетянула ему раны полоской ткани, оторванной от подола своей рубашки. Вытащила бойца из-под обстрела и отправила на подводе в госпиталь…
Между деревнями Вязовка и Садки похоронили отважного связиста Иосифа Глыбина. Под ураганным огнём противника он нашёл место порыва телефонного провода и, соединив концы, зажал его в руке. Погиб он от разорвавшегося рядом снаряда. Когда солдата нашли, то с трудом смогли разжать его занемевшие пальцы. А ведь этот молодой боец так мечтал о свадьбе, когда кончится война…
Медработник Банда перевязывала взятого в плен немецкого солдата, а он выстрелом в упор убил её…
В своих воспоминаниях Евгения Захаровна напишет: «На передовой у деревни Митино был ранен Юра. Я перевязала его. Он просил меня, чтобы его помнили, если он умрёт. В честь него я назвала Юрой своего второго сына…».
Старший лейтенант Эмир Люманов, лейтенант Василий Тростинский, разведчики Шрамко, Иван Куликов, Пётр Яценко, Данифильд…
Из воспоминаний Евгении Захаровны Кожемякиной: «Наши солдаты и офицеры геройски дрались с врагами нашей Родины. Каждый хотел приблизить час Победы. Перевязав раны прямо на передовой, многие не уходили с поля боя пока могли двигаться самостоятельно. Это были молодые солдаты и офицеры в возрасте 18-25 лет, которые очень хотели жить. Как они ждали скорой победы! Но многие из них остались навечно лежать в Смоленской земле.
С 1945 года я с учениками посещаю братскую могилу в деревне Ушаково, где захоронены около десяти тысяч наших солдат. Мы возлагаем цветы и венки на могилу неизвестного солдата в деревне Рождество».
Нам дороги эти
позабыть нельзя
Женскому сердцу юной медсестры было очень тяжело смириться с тем, что на её руках уходили из жизни молодые здоровые ребята. Эту боль, как протест против смерти, Евгения Захаровна пронесла через всю свою жизнь, оставшись верной клятве, данной ею умирающим бойцам, просившим: «Сестричка, не уходи с этой земли, живи здесь и не дай забыть, что мы остались вечно лежать на Ельнинской земле».
Вместе с 5-й гвардейской Евгения Захаровна участвовала в тяжёлых боях в районе Калуги и под Москвой. Вместе с бойцами прорывалась из окружения и вынесла все тяготы войны.
После демобилизации в декабре 1944 года, с 9 апреля 1945 года учительствовала в Ведерниковской школе Глинковского района.
В 1954 году была назначена на работу в Рождественскую семилетнюю школу преподавателем географии. После выхода на пенсию, до 1986 года трудилась здесь же учителем младших классов. Всю жизнь вела большую общественную и патриотическую работу с молодёжью, была селькором районной газеты «Знамя».
В течение сорока лет Евгения Захаровна Кожемякина постоянно избиралась местными жителями депутатом вначале Ведерниковского, а затем Рождественского сельского Совета.
В её ярком послужном списке звание «Ветеран труда», медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», орден Отечественной войны, множество Почётных грамот и юбилейных наград.
Глубокое уважение к этой хрупкой и стойкой духом медсестре оставшиеся в живых мужественные гвардейцы пронесли сквозь года, и через много лет эти суровые воины с нежностью называли её не иначе как «наша милая однополчанка».
Сама же Евгения Захаровна всегда очень смущалась, когда вспоминали её боевые заслуги, и скромно говорила: «Я ничего особенного не сделала. Я была лишь санинструктором и просто перевязывала раны».
Её постоянно приглашали на встречи ветеранов 5-й гвардейской дивизии в Барнаул и Москву. Но все прошедшие через то страшное горнило боёв на Ельнинском выступе в 1941 году, неизменно стремились душой под Ельню, на Ушаковское поле, где им пришлось геройски сражаться на дальних подступах к Москве и где погибли их товарищи.
Ветераны соединения с огромным трепетом всегда обращались к своей Жене, ценой неимоверных усилий, рискуя собственной жизнью, спасшей тогда под огнём многих из них: «Вы вместе с нами стойко переносили тяготы окопной жизни, радовались боевым успехам воинов дивизии и с болью в сердце переживали безвременную гибель своих друзей и товарищей. Многие ветераны дивизии помнят Вас и кланяются низко в ноги за Ваш благородный фронтовой труд. Мы помним Вас и желаем, чтобы наша дружба длилась долго-долго…
Мы благодарим Вас за то, что в годы войны Вы были вместе с нами…».с детьми
Потому так проникновенно звучит наказ мужественного первогвардейца Евгении Захаровны Кожемякиной всем подрастающим поколениям ельнинцев:
«Дорогие дети! Не проходите мимо могил, памятников и обелисков!
Здесь лежат самые дорогие нам люди, которые отдали свои молодые жизни за вас, за Родину. Учитесь лучше, чтобы больше принести Родине пользы. Крепите мощь нашей любимой Родины, чтобы никогда не было войны, чтобы не было сирот, чтобы навсегда высохли слёзы матерей и вдов.
Желаю вам, ребята, отличных успехов в учёбе и поисковой работе.
Помните, какой ценой досталась нам Победа…».


Ирина Тарасова.

600

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom